«Это достояние народа». Самые громкие случаи национализации в Беларуси

0
32

«Все собственники, которые здесь были, они отказались сами от этого завода. Это государственное предприятие с сегодняшнего дня», — заявил президент Лукашенко 11 июля, благословляя национализацию Оршанского авиаремонтного завода. До «сегодняшнего дня» доли государства в акционерном предприятии не было вовсе. И этот сценарий в Беларуси реализован уже не раз, несмотря на негативную реакцию бизнес-сообщества, изменения законодательства и либерализацию. TUT.BY вспомнил самые громкие случаи национализации в новейшей истории страны.


Фото: Игорь Матвеев

Оршанский авиаремонтный завод

Во время июньского посещения Оршанского района президенту только доложили, что подготовлен процесс возвращения авиаремонтного завода в собственность государства. Но ждать завершения формальностей не пришлось. Минтрансу даже досталось за то, что он ранее самоустранился от проблем предприятия.

Частным завод пробыл с 2012 года, когда по распоряжению президента госпакет акций купили украинский «Мотор Сич» Вячеслава Богуслаева (около 60% акций) и «Системы инвестиций и инноваций» Александра Садового (почти 40%). Инвестиционные планы тандема сорвал российско-украинский конфликт, и компенсировать потерю ключевого рынка сбыта и важного поставщика не удалось. При этом, как писал Интерфакс-Украина, Богуслаев заверяет, что его компания вложила в развитие ОАРЗ в разных формах 20 млн долларов.

«Минскинтеркапс»

Первая громкая национализация в истории независимой Беларуси. Правительство по особому поручению Александра Лукашенко в целях «защиты государственных экономических интересов» берет под управление фармацевтический бизнес Валерия Колосовского, пишет «Ежедневник».

СП «Минскинтеркапс» — первый проект в фармацевтической отрасли, в который привлечены иностранные инвестиции. У его истоков — ассоциация «Белмед» Колосовского и канадская Capsul Technology International. В 1995 году в число соучредителей войдет государственный «Завод «Электронмаш». Его вклад в проект — «незавершенка» в Шабанах, где развернут производство лекарств. В 1996 году Колосовский и руководители нескольких крупных частных компаний Беларуси вроде «Пуше» проходят по делу топ-менеджеров Белагропромбанка, которых обвиняют в халатности при выдаче валютных кредитов, а от получателей этих средств требуют вернуть их. С 1997 года империя эмигрировавшего в США Валерия Колосовского начнет рушиться. В 2001 году «Минскинтеркапс» полностью перейдет под крыло государства. Сегодня это одно из крупнейших фармпредприятий страны.

«Мотовело»

Самая драматичная история начиналась как фарс номенклатурной приватизации, а завершилась реальной драмой. В 2007 году малоизвестный ATEC Holding из Австрии, контролируемый братьями Муравьевыми, приобрел почти 100% акций ОАО «Мотовело» за 7,2 млн долларов. При этом государство поставило условия: сохранить торговые марки «Аист» и «Минск» и специализацию предприятия, а также вложить в него не меньше 20 млн долларов за 5 лет. Почему завод достался именно Муравьеву, чей прежний бизнес-опыт известен в Беларуси и далек от этой сферы, неизвестно. Просто оказался в нужное время в нужном месте в компании нужных людей. Был заключен договор, прописаны условия сделки, они в основном выполнены. КГК проводил проверку и не нашел нарушений, и после проверки инвестор, отработавший уже пять лет, получил свои акции в собственность.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Но ненадолго. В том же 2013 году, когда разблокировали акции, в СМИ прошла информация о проблемах «Мотовело»: чиновники докладывали президенту о срыве прогнозных показателей и финансовых трудностях. Весной 2015 года на предприятие пришла новая проверка КГК, летом Муравьева задержали.

Приговор — 11 лет с конфискацией. В том числе — акций «Мотовело». За три года, которые предприятием управляет государство, во флагманы промышленности завод так и не вышел. Часть проблем решается как раз так, как планировал и Муравьев.

«Керамин»

ОАО «Керамин» — детище так называемой льготной приватизации госпредприятия «Минскстройматериалы». В 1994 году 92% акций получают директорат и рабочие завода. Основной владелец — Анатолий Тютюнов и его семья. Тютюнов даже сделает серьезную карьеру чиновника, поработав два года вице-премьером в правительстве Сергея Сидорского, но потом вернувшись в директорское кресло. Расстановка в акционерном капитале «Керамина» резко меняется в 2011 году. В декабре государство увеличило свою долю с 3% до 57%. Незадолго до этого основной владелец Анатолий Тютюнов вынужденно покидает пост гендиректора завода. Как говорят на заводе, «вероятно, это был компромиссный вариант между проверяющими и Тютюновым». «Ушли» с «Керамина» и членов его семьи

В 2013 году Лукашенко требует довести долю государства в «Керамине» до 80%. «Сегодня у государства около 60% акций — мало, кое-кто недорабатывает», — указывает он.


Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Генеральный директор «Керамина» Александр Яновский в интервью TUT.BY в 2016 году хвалит Тютюнова, отмечая: «Я считаю, что этот завод построил он. Это его детище. Раньше это был никакой заводик по производству кровельных материалов. А Анатолий Дмитриевич сделал его в том виде, в котором он существует сегодня. Мы добавляем линии, новые технологии. Надеюсь, мы его не испортили с тех пор, как Анатолий Дмитриевич ушел на пенсию». Доля государства на тот момент составляла 75%.

«Спартак» и «Коммунарка»

Подзабытая история существования в Беларуси «золотой акции» актуализировалась в 2012 году. «Именем революции» у двух крупнейших кондитерских фабрик страны — «Спартака» и «Коммунарки» сменяется владелец контрольного пакета, стратегия развития и руководство. Марат Новиков, «руливший» кондитерскими флагманами много лет, уступает позиции государству, став из основного акционера миноритарием.

«А все разговоры, что у нас «Коммунарку» и «Спартак» хотят забрать и продать, — забудьте! Здесь будет государственное предприятие для народа! И это не только предприятие коллективов, это достояние народа, это создавалось поколениями, и мы сделаем так, что эти предприятия будут просто блестеть на фоне других», — комментирует свое решение глава государства.

«Пора давно признать ошибочность того, что было сделано в 90-е годы, — продолжает он. — Но эти предприятия: перерабатывающей промышленности, обувь и прочее — надо за них держаться, это народные предприятия. И никакой тут приватизации быть не должно!»


Фабрика «Коммунарка». Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Посещая в марте 2016 года «Коммунарку», президент Беларуси заявляет, что его прежнее решение исключить из деятельности предприятий недобросовестных инвесторов было правильным. «Эту модернизацию, которую сейчас осуществили, ни один частник не проводил бы», — считает Лукашенко. Касаясь прежней ситуации, он сетует, мол, некоторые инвесторы иногда больше думают о собственной выгоде, а не об интересах трудового коллектива.

«Я абсолютно не жалею о тех решениях, которые когда-то принял и вернул в руки государства эти предприятия, — заявил президент. — Я исходил не из каких-то частнособственнических побуждений, а из государственных интересов. Эти предприятия должны принадлежать государству, а если не принадлежать, то быть полностью под контролем и управляться государством».

«Обувь-Луч»

В 2013 году государство становится крупнейшим акционером минского обувного «Луча». В начале истории государству в обувном «Луче» принадлежат более чем скромные 0,015%, юрлицам — 26% акций, остальные акции находятся в собственности персонала.

Собрания акционеров обувных предприятий «Отико» и «Сивельга», входящих в холдинг «Обувь-Луч», голосуют за передачу государству соответственно 10% и 5,55% акций, которые находятся на балансе предприятий. В конце 2012 года внеочередное собрание акционеров МО ОАО «Луч» — управляющая компания холдинга «Обувь-Луч» принимает решение о безвозмездной передаче государству 5,45% акций собственного выпуска. Имея пакет в размере 21% акций, государство становится самым крупным акционером минского обувного холдинга.

Ранее эти пакеты акций планировалось продать стратегическому инвестору с расчетом на вложение инвестиций в развитие холдинга. Кандидатов было несколько, но государство решило в свою пользу. В 2017 году государству принадлежит уже контрольный пакет.

«Красный пищевик»

В 2013 году Могилевский облисполком принимает решение о реализации своего преимущественного права на приобретение 1197 акций бобруйского «Красного пищевика». Долю государства на момент этого судьбоносного решения не озвучивают, но она меньше контрольной.

Сперва акционеры не утверждают решение наблюдательного совета общества об увеличении доли государства на сумму господдержки. Его отклоняют представители компании «Белтяжмаш», владеющей блокирующим пакетом акций. «Белтяжмаш» Игоря Онищенко пять лет пытается реализовать на предприятии свои инвестиционные планы. Но все инициативы блокируются руководством концерна «Белгоспищепром» и самой фабрики. Акционеры сетуют на то, что хотят получать больше прибыли, а «единственный путь к этому — сделать предприятие более доходным, инвестировав в его развитие».


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Долгожданная отмена с 2011 года моратория на рынке ценных бумаг позволяет инвестору довести до контрольной долю своих компаний в «Красном пищевике». Однако 14 марта 2011 года президент подписывает печально известный указ № 107, который и дает местным властям преимущество в покупке акций перед частными инвесторами. Действовать указ начинает задним числом. Попытки судиться остаются безрезультатными — Хозяйственный суд Могилевской области своим решением быстро разрешает спор Онищенко с властями — его доля урезана до первоначальной (правда, с выплатой компенсации по номиналу). Из-за резких курсовых разниц, которые были в 2011 году, свои потери акционеры оценили в 500 тысяч долларов.

В 2017 году доля государства в крупнейшем производителе зефира составляет 63%.

«Пинскдрев»

В октябре 2010 года на одном из предприятий крупнейшего частного мебельного холдинга «Пинскдрев» происходит взрыв, унесший жизнь 14 человек. 3 января 2011 года президент утверждает госконцерн «Беллесбумпром» управляющей компанией холдинга. Указ принят для «защиты интересов трудового коллектива холдинга, обеспечения безопасных условий труда и охраны здоровья работников в связи со сложившейся чрезвычайной ситуацией в одной из организаций — участнике холдинга». То есть управлять частной структурой решает государство, у которого в этой структуре нет ни одной акции. 10 января де-факто смещают с должности гендиректора «Пинскдрева» одного из владельцев Лорана Аринича. Набсовет разогнан, в том числе выведен из него и представитель ЕБРР, банка, который в 2009 году выделил 15 млн евро кредита «Пинскдреву».

Акционеры пинского холдинга упираются, считая, что в итоге указ используют «для сведения личных счетов с гендиректором «Пинскдрева» Лораном Ариничем и получения контроля по управлению самым большим и прибыльным предприятием по производству мебели в Беларуси частной формы собственности».

В 2014 году Экономический суд Брестской области принимает решение о ничтожности сделок по приобретению акций «Пинскдрева» (у него блокпакет) экс-гендиректором предприятия Лораном Ариничем.

Против Аринича возбуждено уголовное дело, выбранная мера пресечения — заключение под стражу. Но он успевает покинуть Беларусь. Сейчас экс-директор и бывший совладелец живет в Польше.

Источник

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

admin

0
Комментарии: 0Публикации: 2337Регистрация: 12-11-2016

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.